Марина Николаевна
не сдавайся

Авария случилась примерно полтора месяца назад. Эти жуткие воспоминания стали ненавистны всем. Если не считать пострадавших, то для меня, кажется, это было самым ужасным днём. Видеть его искорёженное тело было ударом.
Сейчас он жив, он идёт на поправку. Его сестра ухаживает за ним, все волнуются. Хинниму досталось больше всех. Итук иДонхэ уже выписались пару недель назад. Они, как и все остальные, регулярно навещают Хи.
Пару дней назад он наконец-то пришёл в себя. Нас пока не пускали, так как проходило обследование. Менеджер то и дело отвечал на телефонные звонки и требовал соблюдать график, хотя и сам изрядно был взволнован случившимся и в любой удобный момент привозил нас в клинику.
Моя работа в последнее время была в кино, из-за чего мне приходилось регулярно покидать всех и лететь то на Тайвань, то в Китай. Буквально вчера я вернулся из Штатов, где мы снимали командировочные сцены. Я работал усерднее, не допускал ошибок и делал всё, что хочет режиссёр. Похвалы в мой адрес не имели ответной благодарности, я посылал лишь дежурное "постараемся вместе, спасибо". Мне позвонил Кю и сообщил, что Хичоль пришёл в себя и к нему разрешают прийти. Он сообщил мне время, когда все собираются зайти к нему. Об этом мне сообщила и его сестра.
Сейчас мы снимаем очередную серию на Тайване. В этой сцене мы ссоримся на глазах у ребёнка. Жена отправляет дочь спать, а возвращается со слезами на глазах. Я, якобы, не выдержав слёз любимой женщины, обнимаю её и целую. Мне не хочется, но если сцена будет неудачной, нам придётся переснимать и на это уйдёт много времени. Я не хочу опоздать. Я целую, обнимаю, а в мыслях другое. Оно помогло мне, всё завершилось отлично, на моём лице улыбка. Я ненавижу то, что меня задерживают, но счастлив, что скоро поговорю с Хи. Менеджер кивает мне головой и подаёт бутылку с водой. Новость о том, что мы опоздали на последний рейс меня расстроила. Ночной вылет ничего не даст. Ночью в больницу меня никто не пустит. Кто позволит мне сидеть и караулить у входа? Популярность сейчас всё рушит. Я хочу быть там и говорю об этом менеджеру. Он понимающе кивает и делает телефонный звонок, потом ещё один, после он позвонил снова и заказал два билета до Сеула, после сделал пару записей, что-то отметил у себя и, улыбнувшись, сообщил мне обо всём, что меня ждёт.
Шарив у себя в номере, успел принять душ, собрать вещи и привести себя в порядок. Менеджер ждал меня в машине. Спустя минут 20 я спустился и сел в фургон. Время было удачное, уже около полуночи, когда мы вырулили на шоссе. До аэропорта мы добрались без пробок и прочих казусов.
До рейса оставалось ждать где-то пол часа. Менеджер оставил меня в машине и ушёл оформлять документы. Думая только о том, что я буду говорить Хи, я почти заснул. В последнее время работа не давала выспаться, из-за чего сейчас и тянуло в сон. Пробудил от дрёма сотовый телефон. Я ответил на звонок, не посмотрев, кто звонит. Итук стал расспрашивать меня, как идёт моя работа, чем я занимаюсь и когда смогу прилететь. Не дождавшись моего ответа, стал рассказывать о том, как они навещали Хиннима, как он был рад их видеть. На меня нашла грусть, ведь я так и не смог быть со всеми сегодня. Когда лидера прервал Дже, который, суде по всему, забрал у того телефон, стал ругать меня. В шутку конечно. Но то, что он сказал, что Хирасстроился, когда узнал, что меня не будет, заставило почувствовать себя виноватым. Я прервал Дже и сказал, что сижу в машине и ожидаю рейса, и что они смогут увидеть меня уже сегодня. Секундное молчание и последовавшие слова похвалы немного порадовали. Слышно было, как Итук сообщал кому-то, что я возвращаюсь. Я попрощался с Дже, передал всем привет и сказал, что пора на посадку. Закончив разговор, просидел в фургоне ещё с 5 минут и вышел. Как раз ко мне подоспел менеджер, закончив все дела.
Посадка была закончена и я, после недолгих раздумий, погрузился в сон. Мне было достаточно и часа, чтобы набраться сил.
В Сеуле стояла ночь, а городские огни освещали всё кругом. Глубоко вздохнув, порадовался приезду домой и, встретившись с водителем компании, сел в машину, на которой меня доставили к общежитию. Почти все спали и меня встретили Кю и Дже, который явно были заняты компьютерами. После недолгой беседы и расспросов о моей работе, я узнал, как проходит подготовка в шоу. Меня проинформировали, пусть и не досконально, но всё же, ясно дали понять, что мне предстоит тяжёлая работа. Такое было не в первый раз, когда мне приходилось нагонять остальных. Время было уже около трёх часов, из-за чего мы решили присоединиться ко всем и лечь спать. Я так и не смог уснуть, ожидая утра, чтобы можно было попасть в больницу к Хи.
Стало рассветать. Многие уже проснулись и бродили по этажу, разговаривая между собой и готовясь к очередному рабочему дню. Менеджер уже пришёл к нам и объяснял сегодняшний план действий. Всё, что он сообщал мемберам и так было известно, но не смотря на это, все внимательно слушали. Дже, Шиндон и Чонсу должны будут ехать на съёмки сильного сердца, Донхэ отправляется на Чеджу для съёмок в дораме. Кю отправляется в компанию SBS, где снимают очередную программу. Реук и Сонмин сегодня ведущие на Сукире. Йесон записывает OST. Вечером все собираются в репетиционном зале, где проведут время за репетицией.
Мне сказано было приехать в компанию и уладить пару вопросов, после чего я не на долго могу быть свободен. Менеджер специально оставил мне времени, чтобы я смог поехать в больницу.
Спустя час общежитие опустело. Остались только я, Кюхён и Донхэ, Кюхён, еле оторвавшись от компьютера, выключил его и сложил в сумку. Донхэ заканчивал с приготовлениями и собирался уходить. Попрощавшись со мной, так как с ним мы уже не увидимся, он махнул Кю и покинул дом.
Нам с Кю было по пути, поэтому поехали на одной машине. Я был за рулём. Менджер сказал Кю, что будет уже на месте, поэтому мы ехали сами.
Кю стал интересоваться, как проходит моя работа на Тайване. Я рассказывал ему, не особо вдаваясь в подробности. В моих мыслях было лишь то, что скоро я увижусь с Хи, о чем я давно мечтал.
Макнэ явно заметил моё безразличие, но понимая, чем заняты мои мысли, улыбнулся и уткнулся в свой телефон. Я, тоже заметив это, извинился, слегка рассмеявшись, после чего мы всю дорогу просидели молча.
Мы подъехали к зданию SBS. Кю вышел из машины, поправил очки на носу и, улыбнувшись, попросил передавать хёну привет, на что я одобрительно кивнул и снова завёл двигатель.
Не заметив то, как я оказался у компании, глубоко вздохнул и покинул салон автомобиля. После короткой беседы с директором, по дороге к стоянке, встречал кого-то, из-за чего приходилось останавливаться и заводить разговор. Я был рад всех видеть, но то, что они задерживали меня именно сейчас, раздражало. Отвертевшись наконец ото всех, я снова сел за руль и направился к больнице.
Я подошёл к палате, держа в руках цветы. Чуть открыв дверь, увидел его, лежащего на спине и спящего. То, что я наконец здесь, меня сильно обрадовало, от чего и улыбнулся. Сейчас с Хи явно всё хорошо. После аварии было страшно смотреть на него, а сейчас он, кажется, в полном порядке. Я тихо зашёл внутрь и закрыл за собой дверь. Положив цветы на стол, где и так лежало достаточно букетов, подкатил стул к кровати хёна и присел, вглядываясь в его лицо. На лбу виднелся небольшой синяк и нижняя губа была чуть треснута. Кожа его, как и всегда, была бледная. Он улыбался во сне, ему точно снилось что-то хорошее. Чтобы не потревожить сон, слегка поправил его волосы, которые неаккуратно лежали на подушке. Видимо его сон даже сейчас остаётся чутким. Он пошевелился, положил руку себе на живот и повернулся лицом ко мне.
Его черты лица, глаза, пухлые сухие губы, скулы - всё это давно отлично запечатлелось у меня в голове. Но каждый раз, когда я смотрю на него, это снова и снова заставляет меня восхищаться.
Хи медленно стал открывать глаза, часто моргая от излишнего дневного света в палате. Увидев меня, он хитро улыбнулся и, и пожав плечами, поинтересовался, почему я до сих пор не поцеловал его. Поняв, что он всё-таки быстро идёт на поправку, я слегка рассмеялся и, наклонившись к Хичолю, нежно коснулся его губ своими, на что он ответил взаимностью и крепко обнял.
Он обещал, что как только выпишется, прилетит на Тайвань, чтобы проведать меня.